Будет тендер по переводу мощностей московского ТНК-BP дата-центра к провайдеру облачных услуг

Выступление Шумилина Алексея из компании ТНК-BP на конференции C-News на тему «От собственного ЦОД в cloud». Смотрите видео.


Инфраструктура ТНК-BP

Я хотел бы рассказать, каким образом нам помогла виртуализация, и какие цели мы перед собой ставили в прошлом, и каким образом это прошлое потихонечку перешло в наше ближайшее светлое будущее. Кратко об объемах компании, это примерная информация. Пользователи разбросаны по всем городам и весям, в данный момент это еще и зарубежье, за пределами территории Российской Федерации (РФ). Количество регионов, это основных, в которых расположены добыча, переработка и тому подобное, около 20. Количество основных дата-центров и серверных помещений с учетом всех телекоммуникационных составляет 300-400. У компании есть два основных центра обработки данных (ЦОД), которые расположены в Москве и Нижневартовске. Примерно сейчас количество серверного оборудования: серверов, если считать по операционным системам-хостам около 2000, и несколько тысяч единиц сетевого оборудования. Все это глубоко вместе друг с другом интегрировано, пользователи из одного региона имеют возможность пользоваться ресурсами из другого региона, различными приложениями, в том числе и ERP-приложениями. Вся инфраструктура интегрирована и любой пользователь в любом регионе имеет доступ к любой информации в периметре компании.

     Все это объединено огромным количеством каналов связи, здесь дана цифра только по основным каналам связи без учета заправочных комплексов и точек по продаже каких-либо продуктов. Для того, чтобы поддерживать всю эту тяжелую коммуникацию, каналы связи, два года назад был сыгран очень интересный конкурс на единого провайдера, в результате которого у нас одна компания осуществляет все основные услуги по телекоммуникации и гарантирует нам и надежность каналов и их резервирование.

Основные причины, по которым ТНК-BP переходит в cloud

Кратко основные причины, почему мы двигаемся в сторону облаков – это то, что у бизнеса из года в год увеличиваются требования на оперативность удовлетворения их требований. Быстрее нужно разворачивать новые системы, появляются новые регионы. Есть требования от бизнеса в течение месяца, двух обеспечить полный сектор инфраструктурных сервисов и бизнес-приложений на новом месте. Также, с течением времени, это понятно, все усложняется, то оборудование и те системы, и те продукты, именно инфраструктурные, которые предлагаются производителями. Все больше требуется навыков и специалистов, которые должны это все поддерживать и обеспечивать архитектурную целостность. Все это, естественно, увеличивает затраты на IT, которые необходимо из года в год обосновывать, объяснять, поддерживать, развивать внутренние IT процессы. Чем больше интеграция и чем шире она, чем больше связаны между собой пользователи, приложения, бизнес-приложения, тем выше необходим уровень управления IT-процессами. Если кто с этим сталкивался, то каждый уровень повышения IT-процессов, это новые вложения, это очень дорогостоящие, длительные процессы, это переходные процессы, в течение которых может падать уровень сервиса. И это не задача нефтяной компании – развивать у себя внутри IT-процессы. Поэтому было принято решение, покупать IT-поддержку, мощности, вычислительные мощности на рынке у тех компаний, для которых IT-процессы – это основной бизнес.

     Это предпосылки использования виртуализации где-то давнего прошлого. Был определенный период времени в компании, когда был очень бурный рост бизнеса, и, практически каждые 2 дня, у нас стартовал новый IT-проект. Доходило до 220 проектов в год, для каждого из которых требовались мощности, требовались установка приложений, экспертиза. Удовлетворить такой объем потребностей, используя физическое оборудование: заказ, поставку, установку, расчет архитектуры, — это практически не реально. Единственное решение, которое могло удовлетворить бизнес и IT – это виртуализация. Естественно, если у Вас 200 проектов, то, если посчитать, то для каждого проекта отдельный хост, то, как минимум, 200 серверов у вас прибавится, это не считая систем резервирования, систем хранения, ПО, инфраструктурное ПО, мониторинга и все, что с этим связано.

Исторический экскурс в виртуализацию

Такой исторический экскурс, как с 2005 года до 2010 года мы развивали свою внутреннюю виртуализацию. Все начиналось с тестирования, в 2005 году рынок виртуализации был представлен фактически только WMware, поэтому, как только появилось его представительство в России, и у нас начались тестирования, было очень тесное взаимодействие с ними. И тесное взаимодействие с производителями оборудования, потому что технические проблемы возникают всегда, проще их решать с производителем и одновременно обучать собственный персонал. С 2007 года было принято решение, и было закреплено в стандарте компании, что все новые системы приоритетом разворачиваются на виртуальных серверах. Здесь основная проблема даже была не техническая, потому что все IT-процессы, которые мы в то время внедрили, позволяли регистрировать, учитывать, были психологические проблемы. Об этом уже очень долго говорили, у нас это было решение проще, потому что поддерживалось на уровне вице-президентов и такие вопросы мы довольно быстро, года за 2, решили.

После этапа тестирования был этап миграции в виртуальную среду

После того, как практически было закончено тестирование продуктивных уже систем, и были примеры успешного внедрения продуктивных систем, был очень большой проект по миграции физических серверов, которые на данный момент находились у нас в московском дата-центре и в Нижневартовске. В общем количестве это примерно 300 физических хостов, за год была произведена миграция, поэтапная, с планированием, с закупкой новых мощностей. В итоге уровень виртуализации к концу 2010 года был достигнут 85%. В принципе, виртуализировать фактически уже нечего. Вся инфраструктура ЦОДа представляла собой виртуальные фермы и то физическое оборудование, которое либо нельзя виртуализировать по причинам отказа производителя ПО, либо это системы очень тяжелые: ERP системы SAP и системы безопасности.

Какие результаты были достигнуты в ходе виртуализации

На тот момент, чего мы добились этим? Мы сократили затраты, очень серьезно сократили затраты на расширение собственного центра обработки данных, который, при использовании физического оборудования, у нас бы кончился в 2007 году, просто бы не выдержал. ЦОД, в то время, да и сейчас, в периметре Москвы, — это очень дорогое удовольствие, тем более собственный. Поэтому мы не модернизировали и не расширяли собственный ЦОД, которому на данный момент уже практически 10 лет. И увеличили гибкость IT-инфраструктур, то есть для бизнеса заказ и получение новых мощностей уже не 8 недель, с поставкой оборудования в лучшем случае, а несколько рабочих дней. Что это нам дало в итоге? В итоге это нам дало очень высокую степень стандартизации и предоставление мощностей внутри компании по аналогии с предоставлением мощностей у внешних поставщиков.

Переход к cloud

Теперь мы можем, использую собственный опыт и собственные модели, плавно перейти к получению этих мощностей и поддержки собственной инфраструктуры с рынка. Я кратко опишу, какие этапы для этого мы проводили. Это первый этап виртуализации и разработка на основании полученной инфраструктуры внутренних тарифов на мощности. Мы просто посчитали, сколько у нас стоит один виртуальный сервер разной конфигурации, сколько стоит системы хранения данных для этих серверов, сколько стоит бэкап, и предоставили эти расчеты бизнесу. Это не точные расчеты, а просто порядок цен, и те средства, которые мы аккумулируем, можем использовать для расширения собственной инфраструктуры. Это упрощает работу, во-первых, для бизнеса, для проектных менеджеров, которым нет необходимости в каждом проекте создавать новую архитектуру для каждой системы, и упрощает работу для корпоративного IT, который занимается непосредственно аккумулированием этих средств и проработкой решений по расширению существующей инфраструктуры. Далее на основании этих тарифов и набора мощностей такого внутреннего каталога сервисов, мы его сравнивали с рынком, российским рынком, иностранным рынком, как такие же мощности могут предоставить нам поставщики решений. Это финансовые модели и технические требования по предоставлению таких мощностей.

     Мы столкнулись с тем, что у провайдеров это довольно разные схемы, у каждого провайдера это собственная интеллектуальная собственность, именно схемы предоставления таких мощностей и гарантирования их производительности. В данный момент, в этом году мы проводим большой тендер по переводу своих мощностей московского дата-центра к провайдеру облачных услуг, и тендер на получение поддержки инфраструктурных сервисов, базовых инфраструктурных сервисов до уровня приложения, так же от провайдера. Третий этап, который мы сейчас уже осуществляем, в этом году, это переход в облако, в данный момент проводится проект по миграции к провайдеру и в следующем году мы планируем перенести cloud к провайдеру, который выиграет у нас этот тендер, мощностей московского дата-центра. Вопросы?


Поделиться информацией

Вы можете послать эту статью или новость коллеге или знакомому по email со своим комментарием, пригласить обсудить ее. Просто нажмите на иконку конверта --->


Сообщения, вопросы и ответы

Вы можете задать вопрос, написать комментарий, обсудить данную новость или статью.

Ваше сообщение (вопрос, ответ, комментарий)