Дата-центр «Дата Лайн» на улице Боровой

Дата центр «Дата Лайн» на улице Боровой один из интереснейших объектов. У компании накоплен большой и интересный опыт работы. Смотрим видео.

Дмитрий Мацкевич: Добрый день, уважаемые читатели сайта dcnt.ru. Сегодня мы пришли на очень интересный объект в дата-центр «Даталайн» на улице Боровой. Мы хотели бы рассказать сегодня вам про этот дата-центр. Представьтесь, пожалуйста.


Григорий Атрепьев: Добрый день. Григорий Атрепьев в компании «Даталайн» я являюсь директором по производству и сегодня хотелось бы рассказать и показать несколько интересных моментов, касающихся одной из наших площадок, которая находится на улице Боровой. Сейчас мы находимся в тамбуре.

Дмитрий Мацкевич: Тамбур-шлюз в ЦОД создан специально?

Григорий Атрепьев: Да, во всех наших дата-центрах есть два шлюза. За входящими в тамбур-шлюз наблюдает охрана. Одна важная особенность шлюза. Если долго находиться в нем, то обязательно блокируются двери, чтобы злоумышленник не имел много времени для прохода в дата центр.

Дмитрий Мацкевич: Нельзя две двери одновременно открыть в шлюзе?

Григорий Атрепьев: Да, конечно. Невозможно открыть сразу две двери в тамбур-шлюзе, невозможно открыть вторую дверь, пока открыта одна из дверей. Мы находимся в главном коридоре дата-центра.

Дмитрий Мацкевич: Григорий, а какой размер вашего дата-центра на Боровой. Сколько метров квадратных все помещение, и сколько занимают машинные залы и сколько машинных залов?

Григорий Атрепьев: Суммарная площадь центра обработки данных на Боровой составляет более тысячи квадратных метров. Правда, важным моментом для нас являются количество серверных стоек (стойко-места), а не площадь ЦОД. И, как правило, в своих дата-центрах мы берем в расчет только стойко-места.

Дмитрий Мацкевич: Ну, это понятно. Для коммерческого центра обработки данных это является основным показателем.

Григорий Атрепьев: Суммарное количество стойко-мест здесь составляет чуть больше семисот. Количество машинных залов — пять. Я не считаю служебные помещения, телеком-аппаратные. Пять – это именно машинные залы ЦОД, где размещаются серверные стойки клиентов. Я предлагаю начать нашу экскурсию с первого машинного зала.

Дмитрий Мацкевич: А, кстати, что за этой сеткой находится в коридоре? Читателям вы не могли бы рассказать? Почему такая конструкция при входе в коридор?

Григорий Атрепьев: За этой сеткой находятся трубопроводы с гликолем. Вынесены они за сетку, чтобы при любых погрузочно-разгрузочных работах не была повреждена ни изоляция, ни сами трубы. Сетка позволяет обеспечить физическую защиту. А, так как коридор, это, естественно, рабочая зона, то в нем постоянно происходит перемещение оборудования, бывает часть габаритного, тяжелого, большого. Чтобы защитить трубопроводы установлена сетка.

Дмитрий Мацкевич: Вот как раз тележки используются для перемещения груза?

Григорий Атрепьев: Да, используем тележки, имеем рохли. Я думаю, вот непосредственно в зоне разгрузки, где у нас большие грузовые ворота.

Дмитрий Мацкевич: Это вот там, да?

Григорий Атрепьев: Это вот, за поворотом, да. Можно будет увидеть собственно говоря саму разгрузку. Давайте пройдем в первый зал дата центра. Вот здесь, рядом с первым залом, одна из наших телекоммуникационных аппаратных, в ЦОД на Боровой их находится две. Разнесение телекоммуникационных связано с требованием к уровню надежности дата центра, а так же с тем, что телекоммуникационные вводы кабелей связи у нас разделены. Это два телекомвода – от канализации МГТС и, соответственно, они приходят в независимые телекоммуникационные.

Дмитрий Мацкевич: Это очень важно для надежности? А, вообще, были случаи, когда вылетали вводы, с этим Вы сталкивались в ходе эксплуатации или нет? Или это такая гипотетическая, так сказать, надуманное требование TIA/EIA-942. Что говорит Ваш опыт?

Григорий Атрепьев: Если исходить из нашей практики, требование, не надуманное. Оно скорее связано не с авариями, а с тем, что в городе Москва планируется и проводится достаточно большое количество работ, связанных с так называемым выносом канализации. Что это такое? Когда строится новая канализация в связи с расширением дороги, строительством веток метро и, соответственно, перекладываются кабели. Чтобы минимизировать простой дата центра, связанный с внешними телекоммуникациями, очень важным фактором становится наличие резерва, наличие независимых вводов, независимых оптических кабелей и волокон.

Дмитрий Мацкевич: То есть вы на своей практике уже в этом убедились в том, что это необходимо?

Григорий Атрепьев: Да, мы во-первых убедились на своей практике.

Дмитрий Мацкевич: А как часто это вот в Москве происходит?

Григорий Атрепьев: Я могу сказать, что, например, с нами согласовывали работы. Правда, не все эти работы в итоге проводятся. Но в обязательном порядке согласовываются все эти выносы, переносы, как изменяется канализация, как изменяются трассы прокладки кабеля. Более десяти выносов.

Дмитрий Мацкевич: Ого, это с какого года?

Григорий Атрепьев: Я думаю, что это можно за последние два года взять.

Дмитрий Мацкевич: Даже за два года? Понятно.

Григорий Атрепьев: Да, порядка десяти выносов, потому что мы имеем собственные оптоволоконные трассы с оптическими кабелями, которые, например, связывают наши площадки здесь на Боровой, на Коровинском шоссе. Связывают нашу площадку на Коровинском с нашими точками присутствия на таких важных объектах, как М9 и М10. Поэтому все, что связано с волокном, мы в первую очередь знаем на собственном опыте, и это очень важный момент. В том числе в нашей практике было несколько аварийных работ на наших оптоволоконных трассах. Благо, для наших клиентов это прошло незамеченным, так как они у нас зарезервированы.

Дмитрий Мацкевич: Мы вот этот вопрос впервые освещаем для читателей и именно интересно, что Вы с точки зрения практической рассказываете.

Съемка в машинном зале №1 дата центра

Дмитрий Мацкевич: А качество оборудования вы используете для своих решений?

Григорий Атрепьев:- Если говорить о надежности, которую мы предоставляем заказчикам, то мы стараемся предоставлять по уровню надежности самого дата-центра, который имеет уровень надежности в соответствии с tier 3 и при строительстве новых площадок стараемся выдержать это соответствие на tier3 , и это соответственно, уровень доступности 99.985%.

Дмитрий Мацкевич: А когда SLA подписываете с заказчиком, есть ли вообще заказчики, которые требуют такой уровень? Ведь, наверное, это стоит и денег каких-то дополнительных?

Григорий Атрепьев: Мы в основном работаем с крупными заказчиками. Это в основном банковский, финансовый сектор, это различные медиа и интернет фирмы. Есть крупные представители розничной торговли в том числе. И как раз для них этот уровень обычно является важным. Именно поэтому, наверное, они обращаются к нам и рассматривают возможность размещения в наших дата-центрах. Потому что, естественно, требуется какое-то унифицированное решение такого уровня надежности у всего дата-центра. И при планировании, при анализе потенциальной аудитории заказчиков выбирается все-таки строить в соответствии с tier 3 или tier 2. Я думаю, что на рынке достаточно широко представлены компании и дата-центры, в которых несколько более низкий уровень надежности и, как следствие, несколько более низкий уровень цен или услуг.

Дмитрий Мацкевич: А для того, чтобы повысить надежность, что Вы делаете, чтобы отвечало как раз tier3? Вот по поводу электроснабжения, какие схемы электроснабжения. Кстати, мы вот как раз сейчас посмотрим здесь, это распределительные щиты Ваши?

Григорий Атрепьев: Да, это распределительные щиты в залах. Собственно говоря, здесь промаркирован каждый автомат, каждой серверной стойки в зале. Соответственно по поводу электроснабжения. Мы, как правило, организуем схему электроснабжения по двум независимым лучам. То есть к каждой стойке подводится два луча электропитания.

Дмитрий Мацкевич: Этот штатно? Или это дополнительно для заказчика?

Григорий Атрепьев: Нет. Это штатное решение для всего дата-центра.

Дмитрий Мацкевич: А можно посмотреть эти лучи в серверных стойках? Они снизу подводятся, или сверху идет ввод?

Григорий Атрепьев: Здесь подвод электроснабжения осуществляется сверху. Вот идут лестничные лотки, где проложены электрические соединения. И, собственно говоря, лучи мы разделяем очень просто. Это разные электрические щиты, которые разводятся, как Вы понимаете, на разные устройства энергоснабжения на уровне самой стойки.

Дмитрий Мацкевич: То есть в стойку приходит электрический кабель от двух разных щитов?

Григорий Атрепьев: Да, совершенно верно. И от него запитаны конечные устройства. Как правило, мы их просто разносим по двум сторонам стойки. Здесь одна секция устройств, здесь – другая. Подключение конкретно в серверных стойках происходит через распределительные коробки, устанавливаемые снизу стойки. Кабель подводится к распределительные коробкам и там, через WAGO-разъем, уже происходит подключение кабелей, идущих к блоку розеток,устанавливаемых в серверный шкаф. В данном случае у заказчика реализовано решение с евро-розетками.

Дмитрий Мацкевич: Заказчик сам уже ставит розетки?

Григорий Атрепьев: Как правило, заказчик предъявляет требования к электтропитанию серверных стоек. А монтаж и подключение производится силами наших специалистов. Заказчик говорит о том, какой тип разъемов, тип розеток и какая мощность ему требуется в той или иной стойке. В зависимости от этого могут быть простые розетки, а вообще штатным решением для нас является так называемый блок распределения электропитания PDU (Power Distribution UNIT). Мы используем решение от фирмы APC, которые устанавливаются сбоку шкафа, и имеют большое количество разъемов и позволяют запитать оборудование на большую мощность. Как правило, устанавливаются разъемы С13 или С12. Это можно посмотреть и в других залах.

Съемка в машинном зале №2

Григорий Атрепьев: Мы входим в машинный зал №2, где мы непосредственно сможем посмотреть на решение по изоляции холодных коридоров, а так же еще несколько стоечных решений от компании АРС, которые может быть кому-нибудь будут интересны в плане обеспечения безопасности стойки.

Дмитрий Мацкевич: А как решается вопрос с безопасностью? Я думаю, читателям бы было очень интересно узнать про безопасность.

Григорий Атрепьев: Это система контроля управления доступом, это камеры видеонаблюдения, соответственно, датчики, которые срабатывают на открывание двери. Итак, этот зал несколько более больше, здесь размещается порядка 150 коммерческих стоек заказчиков и, соответственно, этот зал исторически был первым, который вводили в эксплуатацию в ЦОД на Боровой.

Дмитрий Мацкевич: Здесь уже используется изоляция коридоров.

Григорий Атрепьев: Да. Вот здесь, как раз, продемонстрировано решение по изоляции холодных коридоров. Если мы говорили и смотрели в первом зале на готовое решение от компании АРС, то это решение, которое мы делали самостоятельно.

Дмитрий Мацкевич: Какая температура поддерживается в холодном коридоре?

Григорий Атрепьев: В данный момент в основном в коридорах этого зала поддерживается температура 22-23 градуса по Цельсию, не выше. Потолок и основные заглушки реализованы из поликарбоната. Соответственно есть сертификат по пожарной безопасности. Как Вы понимаете, поликарбонат бывает такой, который поддерживает горение.

Дмитрий Мацкевич: То есть он отвечает требованиям пожарной безопасности?

Григорий Атрепьев: Да. Есть такой важный нюанс. Часть заказчиков устанавливает свое оборудование в нашу стандартную серверную стойку, а часть заказчиков, как Вы можете видеть, прямо здесь, привозят свои стойки, которые могут быть абсолютно не стандартными, по габаритам, по высоте. Поэтому каждый холодный коридор становится уникальным и отдельным проектом. Итак, я говорил по поводу решений по обеспечению безопасности стойки.

Дмитрий Мацкевич: Вам удается это решение реализовать в холодном коридоре даже несмотря на то, что серверная стойка не стандартная?

Григорий Атрепьев: Как Вы видите, приходится монтировать дополнительные панели, чтобы обеспечить изоляцию коридора.

Дмитрий Мацкевич: Понятно.

Григорий Атрепьев: Вот эта стойка как раз и представляет собой решение от компании АРС по контролю доступа. Вы видите, попасть я туда не могу, срабатывание происходит по карточке, а карточки имеются у заказчика, а так же у нашей службы безопасности, моя карточка здесь не работает.

Дмитрий Мацкевич: То есть не можете открыть?

— Да. Видите, характерный писк. Во-первых, что была попытка доступа, во-вторых, может быть плохо видно?

Дмитрий Мацкевич: Видно. Есть камера.

Григорий Атрепьев: Да. Прямо на Вас направлена камера, которая фиксирует, что происходит перед стойкой. Вторая такая же направлена на противоположную сторону. Соответственно, имеются датчики температуры и влажности. Вот один, вот второй. И после того, как мы обойдем эту стойку, мы увидим с противоположной стороны еще одно интересное решение, так называемые вентиляционные двери. Опять же для стоек с энергопотреблением и, как следствие, выбросом горячего воздуха больше планируемого, это обычно стойки 7, 8, 8.5 кВт, устанавливают такие двери, которые забирают горячий воздух из стойки и выбрасывают его.

Дмитрий Мацкевич: Снизу осуществляется подключение электропитания?

Григорий Атрепьев: В этом конкретно ряду по требованию заказчика мы обеспечивали подачу энергоснабжения снизу. На наших новых площадках, мы уже делаем, как стандарт следующее: энергоснабжение мы подводим снизу, а СКС сверху.

Дмитрий Мацкевич: Согласен, это самый оптимальный вариант.

Григорий Атрепьев: Здесь в коридоре Вы как раз можете наблюдать те самые датчики температуры и влажности.

Дмитрий Мацкевич: То есть контролируется температура и влажность?

Григорий Атрепьев: Да. Главное не забывать закрывать двери. А вот здесь представлено решение с вентиляционной дверью от компании АРС, про которое мы с Вами говорили чуть раньше. Итак, давайте я открою, я надеюсь, что сейчас особо ситуация не изменится за это время. Как Вы видите, это несколько вентиляторных блоков, каждый из которых убирает тепло и выбрасывает его. Подключается питание к самой вентиляционной двери от стандартных устройств распределения питания стойки.

Дмитрий Мацкевич: Понятно, значит она запитывается от стандартного блока питания. А вентиляторы эти можно заменить в горячем режиме?

Григорий Атрепьев: Да, конечно. Все вентиляторы меняются независимо, как Вы видите, то есть их можно менять, не останавливая работу двери. Правда, при этом все равно ее функционал будет потерян, так как минимум ее нужно открывать на время проведения работ. Как Вы чувствуете, идет забор горячего воздуха.

Дмитрий Мацкевич: И на сколько она увеличивает мощность охлаждения по сравнению со стандартной стойкой?

Григорий Атрепьев: По нашей практике, если мы считаем стандартной для себя стойки с мощностью 5-6 кВт, то при установке такой двери можно увеличить мощность серверной стойки на 2-2.5 кВт.

Дмитрий Мацкевич: То есть где-то до восьми кВт можно снять тепла? А 8 кВт это максимум?

Григорий Атрепьев: Да, 8-8.5 кВт по нашей практике этот тот максимум, при котором еще обеспечивается стабильное функционирование. Потому что, если тепловая нагрузка будет больше 8 кВт, то возникают локальные перегревы на уровне самой стойки.

Дмитрий Мацкевич: А эту дверь можно установить к другим шкафам? Или это только для APC?

Григорий Атрепьев: К сожалению, если говорить об этих дверях, они устанавливаются только на стойки АРС. При этом есть решения от других вендоров с их шкафами и c их дверями. Конечно, решение не уникальное, оно рассчитано на стойки АРС. Так как в нашем дата центре 75% всех стоек это именно стойки АРС, которые мы предоставляем заказчикам, то никаких сложностей с увеличением отвода тепла у нас в ЦОД не возникает.

Дмитрий Мацкевич: А вентиляторы уже меняли или нет?

Григорий Атрепьев: На нашей практике пока еще ни один вентилятор из строя не выходил. Наверное, это говорит об определенной надежности.

Дмитрий Мацкевич: С какого года примерно эта дверь используется?

Григорий Атрепьев: Эта дверь функционирует где-то год, может года и два месяца.

Дмитрий Мацкевич: То есть больше года?

Григорий Атрепьев: Да, чуть больше года.

Дмитрий Мацкевич: То есть эти двери полностью отвечают Вашему SLA J ?

Григорий Атрепьев: Да!

Дмитрий Мацкевич: То есть Вы очень довольны качеством? А, если сравнить стойки АРС и других производителей, что можно сказать? Есть ли какие-то преимущества?

Григорий Атрепьев: Если говорить о стойках… Мы работали естественно не только со стойками АРС, работали со стойками CorNET, Hewlett Packard, других производителей. На мой взгляд стойки АРС обеспечивают наиболее полный набор функциональности. Я говорю, в первую очередь, о возможности крепления в стойку различных кабельных органайзеров, как вертикальных, так и горизонтальных, возможности установления дополнительных заглушек, PDU. И все эти решения штатные, не приходится изобретать велосипед. У АРС есть, наверное, самый полный и широкий перечень устройств. которые можно смонтировать в серверной стойке.

Дмитрий Мацкевич: И Вы всегда можете выбрать что-то из каталога?

Григорий Атрепьев: Да, конечно. Из каталога выбираются стандартные позиции, которые при установке не требуют никакой доработки. Ну, при этом не хочу говорить по поводу приоритетов…

Дмитрий Мацкевич: Ну, конечно, тут у каждого свое…

Григорий Атрепьев: Мы для себя сделали выбор в сторону АРС

Дмитрий Мацкевич: Вот этиленгликоль Вы используете. Насколько хорошо себя зарекомендовала эта схема с точки зрения эксплуатации, с точки зрения надежности?

Дмитрий Мацкевич: — Если говорить по нашему опыту.

Дмитрий Мацкевич: А мы можем как-то туда пройти, они на улице у Вас?

Григорий Атрепьев: Да, они на улице, на крыше, поэтому пройти туда несколько затруднительно попасть, это рабочие, так сказать уже площади.

Дмитрий Мацкевич: Понятно.

Григорий Атрепьев: Если говорить о схеме с этиленгликолем. Первое, что хочется отметить: безусловно любой гликолевый общий контур. Я подчеркиваю внимание на «общий контур». Он тяжелее в эксплуатации. Как Вы понимаете, в этом случае все фэнкойлы, непосредственно кондиционеры, установленные в залах, связаны с общим контуром и любые изменения в общем контуре, в первую очередь, изменения гликоля, отказ того или иного насоса, отражаются на всей системе кондиционирования в целом. Поэтому нам в эксплуатации тяжелее. Еще одним важным и интересным моментом для нас был поиск оптимальных настроек по работе чиллерных блоков.

Дмитрий Мацкевич: А может, выйдем тогда из зала? Тут шумно.

Григорий Атрепьев: Да, давайте выйдем.

Дмитрий Мацкевич: Сейчас еще мы посмотрим: машины Вы используете фирмы Emiсon?

Григорий Атрепьев: В этом зале, для этой площадки преимущественно используем Emiсon. А вот в новых залах, я думаю, что здесь, на Боровой, мы сможем пойти в один из таких новых залов. Мы используем уже фреоновые кондиционеры Uniflair. Опять же переход с гликоля на фреон был в первую очередь обусловлен плюсами в эксплуатации. Как Вы понимаете, фреоновый кондиционер со своими внешними блоками и трубопроводами является такой независимой единицей.

Дмитрий Мацкевич: Получается локальный контур? Со своей автоматизацией и отдельной работой.

Григорий Атрепьев: Да, абсолютно правильно. Выход из строя одного кондиционера, каких-то проблем, работ по техническому обслуживанию, каких-то проблем с внешними блоками в целом не отображаются на кондиционировании всего дата центра. Давайте как раз пройдем в один из таких новых залов, здесь он носит название зал 6. Да, я не оговорился. Я говорил, что здесь залов пять, но при этом один из планируемых залов так и не был построен и введен в эксплуатацию, поэтому фактическая нумерация чуть больше.

Дмитрий Мацкевич:- Или это сделано специально, чтобы запутать конкурентов?

Григорий Атрепьев: Ну что Вы. Боюсь, мы себя так запутаем, а не конкурентов. Давайте пройдем в шестой зал. Это, безусловно, новый зал и вот на второй нашей площадке все залы мы строим в соответствии именно с такими стандартами. Во-первых, что интересно. Здесь два уровня лотков, здесь изначально было запроектировано разделение медных и оптических трасс, электрика здесь так же идет под фальшполом. По поводу кондиционеров, здесь установлены кондиционеры фирмы Uniflair, запущены еще не все, но мы можем пройти.

Дмитрий Мацкевич: Uniflair это АРС by Schneider Electric?

Григорий Атрепьев: Да. Здесь Uniflair, который уже поставлялся одной из компаний, которая входит в холдинг Schneider. Здесь кондиционеры фреоновые. Каждый кондиционер представляет из себя два внутренних компрессорных блока и два блока внешних вентиляторов. То есть, по сути, на уровне самого кондиционера уже заложено резервирование.

Дмитрий Мацкевич: То есть любой выход какого-то элемента внутри кондиционера, он не приводит к какому-то фатальному последствию?

Григорий Атрепьев: Да, безусловно, именно так. Общими в данных кондиционерах являются, разве что, блоки управления, ну и, соответственно, блоки энергоснабжения. А собственно сам контур охлаждения, он резервируемый.

Дмитрий Мацкевич: И это повышает надежность. Вы поэтому выбрали именно эти кондиционеры? Или какая-то еще была причина?

Григорий Атрепьев: Собственно говоря, выбор самих кондиционеров был обусловлен расчетными соотношениями, на которые смотрят все. Это безусловно цена/качество. Многие вендоры на рынке предлагают решения с кондиционерами c двойным резервом 2N. Однако у нас был очень положительный опыт работы с коллегами из APC By Schneider Electric и, предложенное ими решение, показалось нам более эффективным и подходящим. Если говорить о кондиционерах, как правило, на зал у нас есть обязательный резерв по кондиционерам. Это N +1 или N +2, в зависимости от объема зала, от количества серверных стоек и количества выделяемого тепла.

Дмитрий Мацкевич: То есть соответственно, вывод из строя кондиционера не отразится на работе дата центра?

Григорий Атрепьев: Не отразится на состоянии зала, безусловно.

Дмитрий Мацкевич: А это что такое? Шкафы распределительные у Вас, электрические?

Григорий Атрепьев: Да, это именно они. Это электрощиты. Они уже подготовлены, укомплектованы автоматическими выключателями.

Дмитрий Мацкевич: Я смотрю на автоматах Вы тоже не экономите, все качественное, используете тоже Schneider/

Григорий Атрепьев: По нашей практике, на автоматах лучше вообще не экономить, потому что в целом, относительно капитальных затрат на строительство ЦОДа, автомат – это не самая дорогая единица оборудования. Помимо автоматов Вы видите: вводный автомат, а так же счетчик энергопотребления.

Дмитрий Мацкевич: То есть Вы уже контролируете потребление нагрузкой.

Григорий Атрепьев: Да, ну, как Вы видите, здесь еще практически нет подключений, именно к щиту, зал новый и запущено порядка нескольких рядов. Можно чуть позже пройти, посмотреть.

Дмитрий Мацкевич: Здесь будет изоляция коридоров или пока еще не планируется?

Григорий Атрепьев: Здесь пока мы не планируем изоляцию коридоров. Саму изоляцию имеет смысл проводить уже тогда, когда зал заполнен, когда имеется нагрузка, когда имеются конкретные данные по локальным перегревам, когда Вы имеете уже конкретные ряды стоек, на которые Вы будете монтировать изоляцию.

Дмитрий Мацкевич: Логично, и когда нагрузка возрастает, Вы уже начинаете балансировать?

Григорий Атрепьев: Мы уже начинаем контролировать, искать сложные места и пути улучшения охлаждения.

Дмитрий Мацкевич: А как Вы ищите узкие места, Вам клиент сообщает об этом или Вы сами уже определяете это, за счет того, что вы датчики ставите в коридорах? Как это происходит, куда это выводится, на какую систему?

Григорий Атрепьев: Все это осуществлено и реализовано при помощи системы мониторинга. Мы пробовали разные системы, как коммерческие, так и не коммерческие. На данный момент мы используем систему мониторинга на платформе Nagios. При этом у нас есть разнесенные системы, на каждой площадке, своя система мониторинга, так как дежурный персонал, который работает с глобальной системой, так же локальный. И вторая система, которую мы используем для вывода графических изображений, это система отображения информации Cacti. При этом для наших более сложных решений, не связанных с ЦОД, есть еще одна система мониторинга, но я думаю, что об этом мы поговорим позднее.

Дмитрий Мацкевич: Вы что-то дописывали или пользовались уже готовым решением?

Григорий Атрепьев: Мы оптимизировали готовое решение под наши потребности, у нас есть штат специалистов, который постоянно работает с системами мониторинга, отслеживает ситуации, связанные с эксплуатацией, какие-то возникающие проблемы, а так же вносит свои предложения по улучшению, по оптимизации существующих систем.

Дмитрий Мацкевич: Григорий, огромное спасибо, было очень интересно. Надеюсь, что Вы еще выступите на наших форумах и конференциях.

Григорий Атрепьев: Будем ждать приглашения. Спасибо Вам


Поделиться информацией

Вы можете послать эту статью или новость коллеге или знакомому по email со своим комментарием, пригласить обсудить ее. Просто нажмите на иконку конверта --->


Сообщения, вопросы и ответы

Вы можете задать вопрос, написать комментарий, обсудить данную новость или статью.

Ваше сообщение (вопрос, ответ, комментарий)

  1. Larrikin 29.05.2012 в 11:22

    (подписан на сообщения)

    Это я придумал в своём ряду сделать коридор из поликарбоната :)

    И уломали их сделать электрику снизу и второй лоток сверху. Это у них теперь, оказывается, мейнстрим на всех новых объектах. А что же не показали чудовищный порог на входе в машинный зал? Где-то у меня было видео, как через него переваливает шкаф SuperDOME при заезде.